August 5th, 2018

Его величество – Глутатион. Маэстро иммунной системы. Часть 1

Что такое глутатион? Глутатион - это трипептид GSH  (L-гамма-глутамил-L-цистеинилглицин), образуемый из трёх протеиногенных (содержащихся в пищевом белке) аминокислот:  глицина, глутаминовой кислоты и цистеина. Самая дефицитная из них - цистеин. Глицин менее дефицитен, а глутаминовая к-та широко распространена. Так что же это за трипептид такой? Восстановленный глутатион (GSH) — низкомолекулярный тиол (тиолы [меркаптаны] -  сернистые аналоги спиртов) преобладающий (90–95%) во многих растительных и во всех животных клетках, в которых его молярная концентрация (1–10 мМ) выше, чем концентрация большинства органических веществ. Такая высокая концентрация глутатиона в клетке приводит к тому, что он восстанавливает любую дисульфидную связь (S-S), образующуюся между остатками цистеина внутриклеточных белков. При этом восстановленная форма глутатиона GSH превращается в окисленную GSSG - дисульфид глутатиона. Восстанавливается окисленный глутатион под действием фермента глутатионредуктазы, который постоянно находится в клетке в активном состоянии. В норме содержание GSSG в тканях и плазме крови млекопитающих поддерживается на уровнях, во много раз более низких, чем для GSH. Окислительный стресс может привести к существенному накоплению GSSG в печени (а также в любых клетках любых органов и тканей) и его выбросу в кровь. Повышенное содержание GSSG в плазме крови, в свою очередь, может вызвать окисление тиоловых групп белков плазмы и /или белков базолатеральных мембран клеток ткани и их инактивацию (о том, какое значение имеет эта реакция, будет рассказано ниже). Очевидны важность и биологическое значение удаления GSSG из циркуляции крови при его чрезмерной аккумуляции. Помимо участия почек и поджелудочной железы предполагается регуляция уровней GSSG, GSH и цистеина путем тиолдисульфидного обмена с  цистеином, поступающим из слизистой оболочки тонкой кишки. Биологические и биохимические функции глутатиона многообразны: восстановление и изомеризация дисульфидных связей (основа детоксикации и активности гормонов), влияние на активность ферментов и других белков, поддержание мембранных функций, коферментные функции, участие в обмене эйкозаноидов (окисленных производных полиненасыщеных жирных кислот, учатвующих во множестве процессов ,таких как рост мышечной ткани, реакции иммунитета на введенные токсины и патогены. Некоторые эйкозаноиды являются нейромедиаторами и гормонами), резервирование цистеина, влияние на биосинтез нуклеиновых кислот (ДНК и РНК) и белка, пролиферацию клеток. Если Вы назовёте его эликсиром здоровья и долголетия, то не ошибётесь.
Практически все современные проблемы со здоровьем, так или иначе связаны с дефицитом данного вещества или с состояниями, которые кроме прочего приводят и к глутатионовой недостаточности. Как только не называют его учёные! И генерал всех антиоксидантов, и мастер детоксикации, и маэстро иммунной системы. Глутатион содержится в каждой клетке организма, а глутатионзависимые ферменты работают в различных ее органеллах, включая ядро, митохондрии и др. Сульфгидрильная (SH) группа глутатиона служит донором электронов в антиоксидантных реакциях нейтрализации более 3 тыс. токсичных окисленных субстратов. В организме существует 4 линии антиоксидантной защиты, которые последовательно восстанавливают активные формы кислорода, продукты перекисного окисления жиров, белков. На 1-й линии антиоксидантную защиту  осуществляет фермент супероксиддисмутаза (СОД), которая обезвреживает перекиси. Этот фермент бывает марганцевого, цинкового и медного типа (содержит один из этих металлов). Для корректной работы 1-ой линии необходимо, чтобы данных микроэлементов в организме хватало и они поступали с пищей в оптимальных соотношениях. На 2-й , 3-ей и 4-ой линиях включается глутатион и глутатионзависимые ферменты. Система глутатиона -​единственная в организме, которая участвует в 3 линиях защиты из 4. Глутатион восстанавливает другие антиоксиданты, такие как витамины С и Е (после нейтрализации свободных радикалов они сами могут становиться нестабильными молекулами). Система глутатиона реализует защитное действие посредством антиоксидантного влияния (связывание свободных радикалов) и детоксикации. До сих пор точно не установлено, сколько этого вещества необходимо организму (хотя минимально необходимое  кол-во для бесперебойного функционирования организма строго индивидуально, в зависимости от образа жизни, кол-ва неблагоприятных факторов окружающей среды, воздействия профессиональных вредностей). Также неизвестен его верхний допустимый уровень, за которым возникает избыток. Хотя передозировки, в полном смысле этого слова, возникнуть не может, когда речь идёт о глутатионе. С дефицитом данного вещества ассоциированы такие заболевания как синдром хронической усталости, фибромиалгия, рассеянный склероз (РС), болезнь Лайма, болезнь Паркинсона, болезнь Альцгеймера, детский аутизм, умственная отсталость, депрессия, псориаз, экзема, синдром Лайелла, бронхиальная астма, дерматиты и дерматозы, нейродермит и другие аллергии, ИБС, стенокардия, другие сердечно-сосудистые проблемы, инфаркты, инсульты. А также такие аутоиммунные патологии как системная красная волчанка, ревматоидный полиартрит, ревматическая болезнь сердца, саркоидоз, дерматомиозит, склеродермия, узелковый периартериит, гломерулонефрит, васкулиты. А также все виды онкологии, иммунодефицитные синдромы, как врождённые, так и приобретённые, включая СПИД, причиной которого является далеко не вирус иммунодефицита человека, а элементарный дефицит восстановленного глутатиона, длительно существующий и запущенный, а также избыток окисленного глутатиона и вызываемые этим избытком повреждения клеток, включая иммунные клетки.  Дефицит глутатиона способен вызывать любые мышечные расстройства и любые сбои в работе печени. Чаще это гепатиты, традиционно связываемые с вирусами гепатита В и С, циррозы, жировые дистрофии, холангиты, в т.ч неясной этиологии, дискинезии желчных путей, желчнокаменная болезнь. Список слишком уж большой для одного вещества, скажете Вы. Но не стоит забывать, что человеческий организм работает как единая система, а не частями и не по отдельности.

Семь бед - один ответ, или как глутатион побеждает многие болезни. Раскрытие механизма действия.  

При всех аутоиммунных процессах иммунная система "нападает" на ткани собственного организма. По сути дела, все аутоиммунные патологии представляют собой одну и ту же болезнь, с различной локализацией (поражая как различные органы, так и разные составные части того или иного органа) и в зависимости от этого различаются в названии. А дело всё вот в чём. Глутатион синтезируется в печени и разносится с током крови в каждую клетку организма. Плюс к этому, все клетки способны к его синтезу в незначительных количествах. Являясь главным антиоксидантом, он блокирует действие активных радикалов кислорода, повреждающих мембраны клеток, предотвращает развитие неконтролируемых воспалительных реакций (восстановленный глутатион GSH, регулируя активность эйкозаноидов, способен снижать активность провоспалительных цитокинов, С-реактивного белка и других факторов воспаления. Тогда как дисульфидный отработанный GSSG глутатион провоцирует повышение их активности). Наряду с этим, как главный детоксикант, он нейтрализует и выводит из клеток практически все возможные токсины, как попавшие извне, так и образовавшиеся в процессе жизнедеятельности клетки. Если своевременно этого не сделать, то в такой загруженной токсинами клетке, в её генетическом аппарате, могут повреждаться некоторые гены и если повредятся гены апоптоза, то она переродится в раковую.  Апоптоз - процесс запрограммированной организмом гибели клеток, которые потеряли свою функциональность, с заменой их новыми. Есть и иной вариант развития событий. Дело в том, что в процессе формирования маленького человечка в утробе матери, у него формируется своя индивидуальная карта скоплений тканевых макрофагов, иммунных клеток, осуществляющих барьерную функцию от токсинов и микроорганизмов. В зависимости от расположения скоплений тканевых барьерных клеток, человек имеет предрасположенность к развитию аутоиммунного процесса в тех или иных локализациях. Эти самые макрофаги и другие иммунные клетки, начинают воспринимать клетку с невыведенными из неё токсинами как токсин, чужеродное вещество, антиген. Заглотить и переварить её они не в состоянии (хоть и делают "попытки"), сначала её необходимо разрушить. Для этого подаётся сигнал клеткам, производящим антитела и они вырабатываются к собственной клетке организма для её разрушения и проглатывания фагоцитами и макрофагами! Как только этот процесс состоялся хотя-бы один раз, это состояние невозможно корректно устранить никакими доступными медицине способами! Ибо некоторые звенья гуморального иммунитета (многие из антител) имеют память. Антитела, способные разрушать клетки (например клетки суставного хряща) продолжают синтезироваться, на случай нового "заражения" (теперь наличие хряща  иммунной системой рассматривается как снова вторгшийся антиген) и найдя это "заражение" (клетки хряща) иммунные клетки снова их атакуют, уже с удвоенной силой. Этот процесс трудно остановить, чем дальше, тем больше сил иммунная система прикладывает к устранению антигена, больше специфических антител производит. Отсюда неизлечимость и прогрессирование с годами почти у всех аутоиммунных патологий. Современная медицина видит лишь один способ снизить их активность - разрушать иммунную систему, подавлять её (например глюкокортикостероидными гормонами). Неактивная иммунная система не может атаковать какие-либо антигены, в том числе и те, которыми для неё стали клетки организма. Излишне будет комментировать бесперспективность такого подхода...
А всего то, у аутоиммунных патологий одна из основных причин - дефицит глутатиона и снижение детоксикационных возможностей организма, вызванное этим дефицитом (под дефицитом стоит понимать дефицит восстановленной формы GSH и избыток формы GSSG). Причём, скорее всего, периоды ремиссий и спонтанных исчезновений симптомов при этих болезнях, связаны с временным восстановлением уровня глутатиона (и улучшением соотношения между GSH и GSSG в пользу преобладания первого).Вообще, чем большему количеству неблагоприятных факторов организм подвергается, тем больше глутатиона ему необходимо. Рассматриваемый нами трипептид, это та валюта, с помощью которой человеческий организм не станет банкротом здоровья. Регулируя функции иммунной системы и снимая с неё необходимость детоксикации клеток, которая в норме осуществляется глутатионом, он способствует как  профилактике многих аутоиммунных заболеваний, так и их излечению. Но есть у него ещё одно свойство - устранять иммунодефицит (причём любой степени тяжести, как вызванный снижением гуморального иммунитета, так и вызванный снижением клеточного иммунитета и сопровождающийся повышением активности гуморального звена (гамма-глобулин и его отдельные фракции) ). Во первых, глутатион продлевает активную жизнедеятельность всех лимфоцитов и ß- и T- разновидностей, координирует их работу, как антиоксидант, способствует нейтрализации радикалов из супероксидов, которыми многие иммунные клетки атакуют антиген и тем самым не позволяет Т-хелперам повреждаться этими радикалами. Также он позволяет ß-лимфоцитам прикрепляться к антигену и разъединяться для прикрепления к следующему, после уничтожения предыдущего столько раз, сколько нужно для победы над инфекцией (без глутатиона разъединиться они не могут и остаются дезактивированы, не функциональны, их синтез растёт. В то время как болезнетворные возбудители захватывают новые "территории" и свирепствуют, а это состояние в крайней своей точке и можно назвать СПИДом, избирательно гибнут Т-хелперы и в крови в избытке представлены В-лимфоциты и СD8 Т-киллеры, а также СD8 Т-супрессоры, т.к излишний оксидативный стресс распознаётся в качестве неконтролируемого воспаления и при помощи сигнальных белков передаётся сигнал - команда снизить воспаление, супрессировать иммунный ответ). Также глутатион поддерживает функцию тимуса (вилочковой железы, производящей Т-лимфоциты. Вернее, превращающей часть поступающих в неё лимфоцитов в Т-киллерные, Т-хелперные и Т-супрессорные клетки. При этом последние как раз нужны для того, чтобы когда бой с инфекцией закончился, иммунная система снизила свою активность. Таким образом они играют важную роль в процессе остановки аутоиммунных реакций, когда произведена детоксикация клеток, а также предотвращают их развитие после перенесённых инфекций. С недостаточной активностью Т-супрессоров связаны все аллергические и аутоиммунные процессы.). Глутатион приводит функцию тимуса в норму и регулирует правильное равновесие и активность Т-лимфоцитов, а также предотвращает возрастное уменьшение массы органа. Именно поэтому, глутатион и называют маэстро иммунной системы, ведь это дирижёр всеми её  составляющими. В основе своей сахарный диабет это аутоиммунная патология, когда антитела целенаправленно уничтожают составляющую ß-клеток поджелудочной железы, называемую островками Лангерганса, по фамилии учёного, их открывшего. Конечно, когда клетки железы уже уничтожены и заменены соединительной тканью, глутатион не поможет устранить инсулинозависимый сахарный диабет. Но и в этом случае, он способен предотвращать развитие диабетических осложнений и существенно повышать качество и продолжительность жизни. В случае же, когда детям ставится диагноз инсулинозависимый сахарный диабет, то если вовремя успеть восполнить запасы глутатиона, ребёнок может от него избавиться. Ведь поджелудочная железа растёт и появляются новые инсулинпродуцирующие ß-клетки. Если они не будут вновь атакованы, то диабет будет устранён. А при адекватном восполнении глутатиона они вновь атакованы не будут. Это важно.
Детоксикационная функция печени сильно зависит от запасов глутатиона и его производства. Причём с одной стороны, печень сама же и производит его, а с другой, зависит от его баланса. При снижении его запасов, в ней развиваются аутоиммунные процессы (гепатиты). При этом чем дальше повреждаются печёночные клетки, тем всё меньше глутатиона становится и они повреждаются ещё сильнее. Постепенно эта петля затягивается туго и возникает цирроз и печёночная недостаточность. Правда, в ряде случаев это может происходить и бессимптомно или с умеренной симптоматикой , в силу высокой способности тканей печени к саморегенерации, но эта регенерация не бесконечна и процесс со временем проявит себя. В зависимости от типа токсина, попавшего в гепатоциты на фоне дефицита глутатиона и вызвавшего дальнейшую аутоиммунную патологию, гепатиты и отличаются по своему клиническому течению и белкам, определяемым в крови. Традиционно нам это преподносится как вирусные гепатиты В и С. Естественно, что ничего общего с вирусными инфекциями этот процесс на самом деле не имеет. Другие составляющие гепатобилиарной системы (желчный пузырь и желчные протоки) тоже очень страдают от недостатка цистеина, без которого не вырабатывается и глутатион. Поскольку дефицит глутатиона наблюдается при дефиците цистеина, из которого также вырабатывается в организме серосодержащая аминокислота таурин (являющаяся составным компонентом тауродезоксихолевой желчной к-ты - главной желчной к-ты предотвращающей сгущение желчи и облегчающей её своевременное выведение), то любые проблемы с гепатобилиарной системой всегда автоматически означают и дефицит глутатиона разной степени выраженности. При таком дефиците серосодержащих аминокислот
могут возникать дискинезии желчных путей, холангиты (воспаление желчных путей из-за инфицирования микроорганизмами желчи, застаивающейся и имеющей неправильный состав). Также недостаток тауродезоксихолевой к-ты приводит к выпадению в осадок взвешенных в желчи частиц и желчным камням. А также к плохой растворимости содержащегося в желчи холестерина, его слипанию в воскоподобную массу и камни зелёного цвета с дальнейшей закупоркой ими печёночных протоков. У большинства недополучающих полноценные белки чаще возникает именно этот тип "засорения" печёночных протоков. В частности, протоки печени умерших от голода жителей стран Африки, при вскрытии были забиты такой массой очень основательно.
 При самых распространённых сердечно-сосудистых заболеваниях, таких как ишемическая болезнь сердца (ИБС) и её проявлениях - стенокардия, инфаркт миокарда, а также при атеросклерозе, как коронарном (в сосудах сердца), так и церебральном (в сосудах головного мозга) роль главного виновника этих болезней принадлежит совсем не холестерину, а гомоцистеину. В нашем организме есть система, превращающая аминокислоту метионин (которая намного шире представлена в пище, хоть и является незаменимой, т.е не может быть синтезирована организмом самостоятельно, а должна поступать из пищи) в цистеин. Промежуточным звеном в этом превращении является гомоцистеин, из которого под действием некоторых ферментов образуется цистеин. Если эти ферменты неактивны с рождения, из-за мутаций (что бывает редко и как правило имеет неблагоприятный или неопределённый прогноз) или из-за дефицита витамина В6 - пиридоксина, что бывает очень часто, то в крови накапливается гомоцистеин. Это промежуточное звено аминокислотного обмена чрезвычайно токсично для всех клеток, особенно для сосудистой выстилки. Вызывая оксидативные поражения сосудистых клеток, повреждая их мембраны, он провоцирует воспалительную реакцию, в которую вовлекаются  иммунные клетки, слипающиеся и превращающиеся со временем в тромбы. Сначала образуется что-то вроде болячки на сосудистой стенке, туда привлекаются иммунные клетки, но воспаление не становится меньше, а наоборот усиливается. А поскольку повреждённые клетки сосудистой выстилки - эндотелиоциты не могут при повреждении их гомоцистеином синтезировать нужное кол-во веществ, препятствующих прилипанию (адгезии) разных элементов крови к стенке сосуда, то эти иммунные клетки прилипают к воспалённой микроязве. Так образуются атеросклеротические бляшки. В дальнейшем, к этим бляшкам могут прилипать и тромбоциты и другие элементы крови, формируя тромб и закупорку сосуда. Холестерин в силу размера молекул и других своих свойств, не может в полной мере налипать на стенки сосудов. Организм просто повышает его синтез потому, что функцией холестерина является роль своеобразного лейкопластыря. А также из-за того, что попадая в такой воспалительный очаг он окисляется и в организме появляется сигнал, о его большом расходе и соответственно, высокой потребности в нём. Его окисление в местах таких скоплений-бляшек способствует усилению воспаления, но он не центральное звено, ведущее к закупорке. Оттого-то лечение токсичными препаратами группы статинов, снижающих уровень холестерина и не приводит к снижению риска инфарктов и инсультов, ведь высокий холестерин это всего лишь один из признаков того, что организм пытается справиться с проблемой, а совсем не причина этой самой проблемы. Есть ещё одна причина атеросклеротического процесса и тромбообразования - перегруженное либо неполноценное метилирование. Метилирование - процесс присоединения метильной группы СН3 к чему-либо, деметилирование это, соответственно, обратный процесс - отнятие метильной группы, отщепление её от молекулы вещества. Метилирование играет ключевую роль в процессе детоксикации организма от очень многих токсичных соединений. В процессе участвует серосодержащая аминокислота метионин и витамины: фолиевая кислота (В9) и цианокобаламин (В12). Упрощённая модель выглядит так: с белком пищи поступает аминокислота метионин, далее из АТФ и метионина ферментом метионин-аденозилтрансферазой создаётся S-аденозилметионин -англ. SAM (это вещество является активным компонентом препаратов Адеметионин и Гептрал). Эти реакции идут во многих тканях организма, но большая часть S-аденозилметионина образуется в печени. Когда образуется в организме или попадает в организм из вне какой-либо токсин, то SAM присоединяет метильную группу к нему и тем самым его обезвреживает. Многие токсины становятся не опасны при присоединении к ним метильной группы. При этом SAM превращается в гомоцистеин. Последний можно обезвредить двумя путями: при помощи коферментов витамина В6 превратить в цистеин или при помощи коферментов фолиевой кислоты и В12 превратить обратно в метионин либо SAM. Метионин может в этом случае идти на синтез мышечного креатина, (дающего силу для взрывных силовых движений) вместе с аргинином и глицином и на синтез холина - ещё одного детоксиканта, поддерживающего печень. А SAM может производить следующее обезвреживание токсинов. Когда эти звенья работают безупречно, то сосуды у человека чистые, а расход глутатиона не велик. При интоксикациях, помимо Гептрала, необходимо вводить ещё В6, фолиевую кислоту и В12. Тогда гомоцистеин не будет повышаться. Повышение уровня гомоцистеина с одной стороны приводит к усиленному расходу глутатиона и переходу его в окисленную форму, т.к гомоцистеин инициирует сильнейший оксидативный стресс, с другой стороны на глутатионовую систему обрушивается шквал токсинов, не обезвреженных путём метилирования. Ведь если возник избыток гомоцистеина, значит, метилирование протекает неэффективно, и имеется вторичный дефицит SAM (при эффективном метилировании часть гомоцистеина превратилась бы в SAM под действием фолиевой кислоты и В12).
 Как уже было сказано, онкология возникает при повреждении генетического аппарата клеток различными факторами. Глутатион обезвреживает любые из этих факторов и стабилизирует ДНК , предотвращая самые истоки перерождения клеток в раковые. И это его действие относится ко всем клеткам организма. Классически выглядит это так. Мутагены (вещества повреждающие ДНК клеток) частично инактивируются факторами ослабления (антимутагенами) β-каротином, витаминами С и Е, селеном, флавоноидами, некоторые подвергаются метилированию. Сохранившиеся мутагены попадают под разрушающее воздействие печеночных ферментов и системы глутатиона, а те, которым и после этого удается уцелеть, становятся причиной повреждения ДНК-клеток и перерождения нормальных клеток в раковые. На этом этапе борьбу с мутировавшими  клетками начинает сама иммунная система. Как правило, если запаса глутатиона не хватило и мутаген прошёл кордоны глутатионовой системы, то иммунная система имеет мало шансов справиться с процессом, ибо её навигация будет не эффективной и запаздывающей в условиях глутатионового дефицита. Глутатион играет важную роль в защите нейронов мозга, центральной и периферической нервной системы. Нейтрализуя токсины, способные повлиять на клетки головного мозга и нервные волокна, он является защитником организма от аутизма, болезней Паркинсона и Альцгеймера, рассеянного склероза и демиелинизирующих заболеваний (поражающих миелиновую оболочку нервов).
  Способность глутатиона лечить иммунодефицит признана даже представителями ортодоксальной теории вич-спида. В частности, ими признаны сильные противовирусные свойства глутатиона в отношении всех вирусов, включая вич. Они считают, что глутатион способен значительно замедлять наступление СПИДа - конечного состояния разрушения иммунной системы. Состояния, при котором даже неопасные для человека с нормальным иммунитетом микроорганизмы (вирусы, грибки, бактерии), могут доставить множество неприятностей и стать причиной смерти в конечном итоге. Учитывая всё, что было рассказано выше о глутатионе и иммунитете, неудивительно, что при его адекватном восполнении СПИД и вовсе не наступит. Тогда как же быть с его подавляющими несуществующий вирус ВИЧ свойствами? Как можно это объяснить? Элементарно, Ватсон! Ни одно обследование не обнаруживает сам вирус иммунодефицита. Первичное тестирование - иммуноферментный анализ (ИФА) показывает якобы наличие антител к ВИЧ. При этом этот тест срабатывает на шесть десятков различных состояний, сопровождающихся повышением в крови антител. Если такое повышение было вызвано не недавней вакцинацией или простудным заболеванием, а аутоиммунной патологией, то глутатион, приведя в норму иммунную систему и устранив аутоиммунный процесс, делает человека вич-отрицательным по ИФА, ведь повышение уровня антител в этом случае проходит. Если же повышение уровня антител связано с простудой, то оно проходит и вовсе самостоятельно. С вакцинацией несколько сложнее. Но диагноз "вич-инфекция" ставится не по ИФА.  Официально считается, что ИФА тест специфичен и определяет антитела к ВИЧ, при этом сами же ортодоксы подтверждают "диагноз" по иммуноблоту (ИБ). И вич-положительных по ИБ только 1/3 из положительных по ИФА. О "высокой" специфичности ИФА к антителам против ВИЧ от этого места всё становится понятно. Высокоспецифичным и вообще пригодным, тест можно считать при его точности не менее 97-98%. А если из тысячи протестированных и положительных по ИФА, иммуноблотом подтверждены лишь 300-400 диагнозов, значит точность теста не выше 40%. О какой же специфичности можно здесь говорить? Ведь такое тестирование не выдерживает никакой научной критики. Идём дальше. Иммунный блоттинг, вестерн блот (это названия разновидностей ИБ) показывает наличие антител к белкам оболочки ВИЧ, ядра ВИЧ. На деле это чаще всего антитела к распавшемуся актину, когда речь идёт об "облолочке ВИЧ". Актин это такой белок, полимеризованная форма которого образует микрофиламенты - один из основных компонентов цитоскелета эукариотических клеток (именно такие клетки у человека и животных). Вместе с белком миозином образует основные сократительные элементы мышц - актиномиозиновые комплексы саркомеров (мышечных составляющих). Когда человеку не хватает глутатиона, то радикалы кислорода, образующиеся в процессе мышечной работы (даже минимальной, ведь любые движения это работа мышц, поглощение ими питательных веществ и кислорода) повреждают актин, фрагментируют его и он распадается до белков с молекулярными массами gp160, gp120, gp41 и другими молекулярными массами. Этот процесс тем активнее, чем больше в плазме крови и тканях накопилось "вредной" формы GSSG глутатиона. Окисление такой формой (GSSG) тиоловых групп белков плазмы и белков базолатеральных мембран клеток ткани, их инактивация приводит к тому, что к этим белкам, в том числе и  к актину и его фрагментам начинают вырабатываться аутоантитела, чтобы затем устранить повреждённые и расщеплённые антителами белки с помощью фагоцитоза (кстати, чаще всего именно этот процесс, запечатлённый в электронный микроскоп нам подают в качестве фото "внедряющегося ВИЧ").
На нуклеиновые (ДНК и РНК) кислоты (вернее то, что от них осталось, включая коротенькие последовательности похожие на ретровирусные) этих самых фрагментов, циркулирующих в крови, срабатывают ПЦР качественные тесты, определяя остатки таких ДНК и РНК частиц белковых и мышечных клеток, как геном ВИЧ. А количество таких частиц измеряет ПЦР количественный тест, так называемая ВН - вирусная нагрузка. Также, при измерении ВН, на самом деле производится размножение и дальнейшее измерение коротких последовательностей, содержащихся в хроматине лейкоцитов каждого человека, последовательностей, имеющих сходство с ретровирусными. Подробности об этом см. в моей статье "Вирусная нагрузка. Ещё один большой подлог СПИД-индустрии" тут https://himprofi.livejournal.com/6370.html

Его величество – Глутатион. Маэстро иммунной системы. Часть 2

При небольшом дефиците глутатиона GSH, такие изменения в мышцах происходят при гриппе, орви и других инфекциях, при более выраженном - асептически (без инфекционных агентов, по сценарию аутоиммунного воспаления). Аутоантитела к фрагментам актина и плазменным окисленным белкам нанесённым на поверхность полос для ИБ, могут определяться у здорового человека и у беременных транзиторно, т.е иметь временный преходящий характер и исчезать. А у людей с различными инфекциями (иппп, туберкулёз, цитомегаловирус, герпетическая инфекция, кандидоз, вирус Эпштейна-Барр и др.), а также пациентов с аутоиммунными заболеваниями такие антитела могут присутствовать постоянно и появляться ко всё большему количеству фрагментов актина и плазменным белкам разной молекулярной массы. Если бы такие больные действительно страдали от атаки и репликации ВИЧ, а данные гликопротеины принадлежали оболочке ВИЧ, то с увеличением выработки антител к разным белкам оболочки вируса, состояние больного бы улучшалось, ведь антитела бы эффективнее побеждали вирусные вирионы. Но реальность подтверждает другое, зачастую бывает так, что растёт и количество антител, и ВН и ухудшается состояние, хотя увеличение антител должно приводить к снижению ВН и улучшению, хотя бы временному. Если же знать на что все вич тесты срабатывают в действительности, а также истинные причины, приводящие к срабатыванию, то всё встаёт на свои места. Повреждённые радикалами и токсинами (не обезвреженными вовремя из-за дефицита глутатиона, как производимыми какими-либо микроорганизмами, так и образующимися в процессе жизнедеятельности клеток, а также попавшими в организм извне) мышечные клетки, клетки внутренних органов подвергаются демонтажу. Чем сильнее повреждение (а значит и дефицит глутатиона), тем бОльшие меры по демонтажу будут применяться организмом, тем более сильными могут быть воспалительные реакции и больше будет антител к актину и разным его фрагментам и органоспецифических аутоантител. Так же будет и сильнее выражено окисление плазменных и тканевых белков глутатионом GSSG, их повреждение и выработка аутоантител к ним (чтобы пометить то, что макрофагам нужно убрать), и тем больше будет ВН и хуже состояние. Ну и естественно, когда глутатиона GSH не хватает на элементарную базовую детоксикацию и нейтрализацию кислородных радикалов (что приводит к плохо контролируемым воспалениям и интоксикациям, разрушению клеток), то с одной стороны на иммунную систему ложится бОльшая нагрузка, а с другой стороны, на её правильную слаженную деятельность глутатиона тоже не хватает и её резервы истощаются. Глутатион GSH же устраняет как иммунодефицитное состояние (которое и развилось от его недостаточности) так и аутоиммунные процессы и неконтролируемые воспаления (которые возникли от избытка GSSG формы), устраняет надобность в выработке антител к актину, прекращает распад и фрагментацию актина, т.к защищает от токсинов и кислородных радикалов и мышечные клетки в том числе. Прекращается вызванное избытком GSSG окисление и расщепление плазменных белков и выработка антител к ним. Всё это проявляется в анализах на ВИЧ, как "замедление репликации вируса", снижается ВН , антитела по ИБ становятся отрицательными, со временем ИФА и ПЦР качеств. тоже становятся отрицательными. Эти изменения в анализах и существенное улучшение и нормализация функции иммунной системы и дали повод ортодоксам полагать о противовирусном действии глутатиона в отношении ВИЧ.

Как восполнить глутатион?

Как уже было сказано, неизвестны максимально допустимые дозировки вещества в чистом виде. Хотя и передозировка в прямом значении этого слова, весьма маловероятна. Возможны только реакции непереносимости на вводимый извне химический препарат глутатиона (глутамил-цистеинил-глицин). Как правило, химический глутатион имеет довольно высокую стоимость и все препараты его восполняющие, как пероральные, так и инъекционные, соответственно, тоже. Но это даже не главная проблема. Основная трудность заключается в другом - попавший в чистом виде глутатион намного хуже чем произведённый самим организмом распределяется и поглощается клетками (хотя даже при приёме в чистом виде химически синтезированного глутатиона отмечались значительные улучшения, но, к сожалению, не у всех). При этом из ЖКТ он не всасывается и нужны внутривенные инфузии, пероральные формы это профанация. Попробуем поэтапно разобраться, что нужно для полноценной выработки глутатиона и бесперебойной работы глутатионовой системы, а затем, мной будут предложены наиболее действенные комплексные схемы коррекции уровня глутатиона. Глутатион вырабатывается печенью при участии ферментных систем его синтеза, для его выработки необходимо, чтобы в печени был хороший пул (депо) аминокислоты цистеин. Если не хватает цистеина, то глутатиона хватать не будет. Из химических препаратов синтез глутатиона существенно повышается при приёме его предшественника N-ацетил - L-цистеина (ацетилцистеин, АЦЦ), но это лекарство не всем идёт хорошо, иногда бывают индивидуальные непереносимости. Если больной переносит АЦЦ хорошо, то длительный 6-ти месячный курс в дозе от 600 до 1200мг/сут (в зависимости от тяжести состояния), будет хорошим (и даже отличным!) выходом из ситуации. Для того, чтобы организму хватало цистеина (и глутатиона), необходимо употребление в пищу белка высокого качества и продуктов питания, богатых витаминами. Именно поэтому у голодающих Африки выявляется такой высокий процент "вич-инфицированных". Цистеин весьма дефицитная аминокислота и встречается в продуктах (даже белковых) в довольно небольших количествах. Шире представлен метионин, для превращения в цистеин требующий витамина В6 пиридоксина. Стоит отметить, что приём витаминов и серосодержащих аминокислот в химическом виде хоть и может дать эффект по увеличению выработки глутатиона, но эффект этот будет непостоянным и может сопровождаться нежелательными побочными явлениями, поэтому приоритет стоит отдавать продуктам, содержащим необходимые вещества в естественном виде. Для того, чтобы ферментные системы производящие глутатион были активны нужны водорастворимые витамины: В1- тиамин, В2- рибофлавин, В3 -ниацин, В5 -пантотеновая к-та, В6- пиридоксин, Н - биотин, N - липоевая к-та, С- аскорбиновая к-та (для нормального протекания обмена серосодержащих аминокислот важны ещё В9 -фолиевая к-та и В12 -цианокобаламин). Жирорастворимые: провитамин А -  ß-каротин, вит. А - ретинол, витамин Е -альфа-токоферол (бета, дельта и гамма токоферолы намного слабее чем альфа, малоактивны и, как правило, бесполезны, т.к. не обладают выраженным антиоксидантным действием), вит. К -филлохинон, важен для глутатиона и витамин Д, но наиболее важны из водорастворимых В2, В6, В12, фолиевая и вит. С, а из жирорастворимых А и Е. Из этого и будем исходить. Из микроэлементов стоит отметить составляющие супероксиддисмутазы (ферментная система обезвреживающая мутагенные супероксидные радикалы) цинк Zn, медь Cu и марганец Mn. Также, как антиоксидант работающий в команде, важен селен Se (но в нём должна быть мера, слишком большие его количества конкурентно вытесняют серу из клеток), кремний Si. Обеспечить ежедневное и в больших количествах поступление этих веществ, наряду с аминокислотами метионином, цистеином, глутамином и глицином можно существенно увеличить выработку глутатиона. Но есть ещё одно условие - здоровая кишечная флора. Чем больше лакто- и бифидобактерий живёт в кишечнике тем лучше и причин тому несколько:

1. Они синтезируют природные витамины группы В, которые всасываются в кровь и питают организм.

2. Чем больше лакто- и бифидобацил, тем меньше патогенной флоры, ведь они антогонистичны. А чем меньше патогенной флоры, тем меньше и токсинов, ею производимых. А значит и меньше расход глутатиона и те его порции, которые бы расходовались на обезвреживание токсичных продуктов жизнедеятельности патогенной флоры, теперь могут обезвреживать другие вещества и/или свободные радикалы и поддерживать иммунную систему.

3. Правильная микрофлора также и сама способствует нормальному функционированию иммунной системы и поддерживает её, уменьшая расход глутатиона. Повышает синтез интерферонов лейкоцитами.

4. При правильной микрофлоре кишечника глутамин не превращается в аммиак в просвете кишки, под действием патогенной флоры, а полноценно всасывается, что ещё больше повышает выработку глутатиона.

5. Все другие аминокислоты, включая серосодержащие, не гниют, а всасываются в кровь. Пища не подвергается гнилостным процессам, хорошо усваивается, снабжая организм всем необходимым. В кишечнике здоровая лакто- и бифидофлора работает с глутатионовой системой в тандеме. Когда в организме снижаются запасы глутатиона, то полезная флора гибнет и равновесие смещается в сторону патогенной и условно-патогенной. Первая в норме отсутствует, а вторая в норме присутствует под контролем полезной флоры, препятствующей излишнему размножению условно-патогенных микроорганизмов. При их размножении они становятся виновниками многочисленных неприятностей с кишечником. Снижение уровня глутатиона это как раз то самое условие, при котором такая флора размножается и становится патогенной. Когда имеет место следующая совокупность факторов: в тонкий кишечник практически перестаёт поступать цистеин;

в условиях дефицита В6 из метионина цистеин тоже не образуется;

плохо работает метилирование;

изменяется кишечная флора и преобладает условно-патогенная, то возникает аутоиммунное воспаление кишечной стенки. Это может привести к хр.энтериту, саркоилииту, колиту, болезни Крона. Равновесие цитокинов сдвигается в пользу воспалительных. Из-за избытка воспаления и отсутствия своевременного погашения свободнорадикального перекисного окисления (СПО, оксидативный стресс) гибнут Т-хелперы и другие, уязвимые перед непогашенным СПО иммунные клетки (преимущественно с СD4 корецептером). На фоне такой, но далеко зашедшей патологии, любые инфекции, проходящие у не страдающих данной патологией, самостоятельно (самоэлиминирующиеся, как например, криптоспоридиоз) могут стать причиной упорной диареи с обезвоживанием, вплоть до летального исхода.

Глутатион и вакцинация

Входящие в состав вакцин консерванты - тимеросал (мертиолят ртути), соли алюминия (фосфат и гидроксид), этиленгликоль (антифриз), формальдегид, глутамат натрия и др. наносят весьма ощутимый ущерб глутатионовой системе ребёнка. Её ферментные системы ещё не сформированы полностью и токсическая нагрузка способна выводить из строя некоторые ферменты и кофакторы этой системы, что в конечном счёте приводит к выраженному снижению в крови и клетках различный тканей уровня восстановленного глутатиона GSH и повышению содержания окисленного GSSG глутатиона. Снижение уровня GSH в клетках головного мозга приводит к аутизму, умственным отставаниям, неврологическим проблемам разной степени тяжести. Так, у всех детей больных аутизмом наблюдается снижение в мозге уровня GSH. К тому же, строго настрого противопоказанный детям (даже в пищу, а не то что прямиком в кровоток) глутамат натрия приводит у детей к повышению в мозге уровня глутаминовой к-ты и накоплению её. Эта аминокислота способна повреждать клетки мозга и способствовать их гибели. При её накоплении, она вытесняет остальные аминокислоты, необходимые для правильного функционирования мозга и способствует умственной отсталости, а также психомоторному возбуждению , которое сейчас именуют синдромом гиперактивности и дефицита внимания и стараются глушить транквилизаторами. По сути, этот синдром это одна из поствакцинальных токсических реакций нервной системы. Степень токсической нагрузки при введении вакцины у любого ребёнка может превысить антитоксические возможности организма, где главной составляющей является глутатионовая система, а её прочность лимитируется генами, отвечающими за ферменты этой системы (у кого-то они сильнее и стабильнее, а у кого-то уязвимее) и пулом аминокислот. В случае аминокислотного пула имеет значение и то, чем питалась женщина при беременности, на грудном ли вскармливании ребёнок, принимала (ет) ли женщина какие-либо лекарства и какие именно. Если токсическая нагрузка превысила возможности глутатионовой системы малыша, то дальше можно ожидать грандиозных и непредсказуемых проблем. Увеличившееся количество кислородных радикалов превратит бОльшую часть глутатиона в GSSG окисленную форму, для выведения которой будут работать в усиленном режиме почки и поджелудочная железа. При повреждении тканевых белков которых разовьётся гломерулонефрит или сахарный диабет соответственно (т.к повышенный GSSG это идеальные условия для развития аутоиммунных патологий). Поскольку в процессе снижения GSH попавшие в организм токсины не нейтрализованы полностью, то они попали во многие клетки и это создаёт дальнейший токсический и оксидативный стресс. В частности, соли ртути и вовсе могут выводиться годами и даже десятилетиями. Если токсины не обезврежены и повредили генетический аппарат клетки, то возникают мутации и массовая гибель мутировавших клеток в результате апоптоза. Если же повреждены гены апоптоза, то возникает злокачественное перерождение. При повышении же уровня GSSG все цитокины, вызывающие воспаление становятся активнее и вот уже почва готова для аутоиммунного заболевания в любой точке организма. Добавить к этому аллергизирующие антигенные свойства самого действующего начала прививок (вирусы, бактерии), то вот и раскрыт механизм развития всех поствакцинальных осложнений, начиная от кожных реакций и заканчивая тяжёлыми заболеваниями аллергического, аутоиммунного, неврологического и иных профилей. Более извращённого удара, опосредованного через несколько механизмов сложно даже представить. Снижение уровня восстановленного глутатиона GSH с развитием прямых токсических эффектов от компонентов в составе вакцин, повреждение клеточных структур накоплением токсичных продуктов обмена веществ, в норме обезвреживаемых GSH глутатионом и некоторыми ферментами (например, глиоксилазная система ферментов обезвреживает естественное цитотоксическое вещество метилглиоксаль, который образуется в процессе обмена веществ. Глиоксилазы превращают метилглиоксаль в глутатион GSH, данная реакция имеет огромное значение в обмене веществ). А также повышение уровня окисленного глутатиона GSSG с невозможностью его восстановления из-за токсического повреждения ферментных систем, участвующих в восстановлении GSSG в GSH. В таких вот условиях в составе вакцин в организм попадают вместе с коктейлем химических токсинов ещё и вирусы, бактерии и их токсины, провоцируя самые непредсказуемые реакции иммунной системы, которые не являются естественными. В обычной жизни заражаясь чем-либо, организм никогда не подвергается таким разбалансировкам своих систем и антитела могут быть выработаны к конкретному возбудителю заболевания. Тогда как в условиях разбалансировки глутатионовой системы, их выработка приобретает зачастую патологический характер аутоиммунного процесса, да и вдобавок сам иммунитет как таковой ослабляется, вплоть до состояния СПИДа. На фоне таких изменений, после вакцины создаются условия для возникновения и туберкулёза и многих других инфекций, от которых эта вакцина и призвана уберечь. Стоит ли игра свеч в данном случае?

Реалии наших дней

Как в современном мире обстоят дела с глутатионом у людей? Все магазинные продукты изрядно отравлены и всё, что ест обычный среднестатистический человек - есть нельзя в принципе. Для хлеба используются ГМО дрожжи, встречается ГМО пшеница и рожь, мука обрабатывается химикатами высоких классов опасности для отбеливания и улучшения органолептических показателей. В такой муке не остаётся ни одной молекулы какого бы то ни было витамина. Зато остаётся набор химикатов-интоксикантов. Для чего злаковые культуры подвергаются генной модификации? Для того, чтобы можно было безо всяких опасений за культивируемое растение обрабатывать поля гербицидом глифосат. Наличие генов от животных даёт растению устойчивость к воздействию этого яда, от которого гибнут все растения без генной модификации, включая сорняки. Для того, чтобы не росли последние, глифосат, собственно, и используется. В итоге ГМ растение накапливает изрядную долю глифосата и к человеку на стол попадает отрава. Так обстоят дела с зарубежным ГМО картофелем, свёклой, морковью, томатами, зелёным горошком и кукурузой в банках, стручковой фасолью, ГМО соей и соевыми продуктами из неё, ГМО злаками. Кофе всегда ГМО, почти всё какао также... Именно глифосат повинен в такой патологии как целиакия - глютеновая энтеропатия, при которой происходит выработка антител к глютену (злаковому клейковинному белку) и повреждение слизистой тонкого кишечника при употреблении глютеносодержащих злаков. И вроде бы всё было объяснимо и шито-крыто, дескать у некоторых генетически предрасположенных лиц это заболевание возникает и всё тут. Но эти же самые лица совершенно спокойно едят овёс и всё у них прекрасно, не смотря на то, что это глютенсодержащий злак. Как так??? А очень просто! Овёс пока ещё не бывает ГМО, либо такой не встречается в продаже и глифосатом его не обрабатывали. Глютен сам по себе не даёт синтеза антител к нему, к этой реакции организма приводит именно глифосат. Глифосат повреждает слизистую оболочку кишечника и глютен поступает вместе с другими антигенами из непереваренной пищи поступает в кровь. В итоге вырабатываются антитела  к таким антигенам и к глютену тоже. Но нет ничего тайного, что не стало бы явным, как бы это ни было ножом по сердцу и серпом по ... всех тех, кто ради прибылей привык массово одурачивать население. Итак, что ещё ест современный человек? Колбасы, сосиски, пельмени, тушёнку, молочные продукты. Вернее, покупая всё это, человек думает, что он ест это. А на деле он ест фальсификат, состоящий из красителей, фиксаторов окраски, влагоудержателей, стабилизаторов, усилителей вкуса. Всё это маскирует несвежесть сырья, продлевает срок, в течении которого бактерии и плесень не заводятся. Все эти добавки довольно токсичны - о самых часто встречающихся из них тут https://himprofi.livejournal.com/10141.htmlпиво, состоящее из консервантов и спирта для продления его срока годности и в отличии от пива советских времён не содержащее витаминов группы В. ГМО арахис к нему...
  Сдобренная химикатами кондитерская продукция. А молочные продукты как и мясные содержат, гормоны и антибиотики помимо прочего. Все категории населения попадают под химико-токсический "арт-обстрел". Добавить к этому ещё вакцинацию и что мы видим? Нагрузка на системы обезвреживания ядов-интоксикантов возросла в разы, а еда практически не содержит ни витаминов, ни аминокислот для полноценной поддержки детоксикации. Напротив, она представляет собой муляж еды, пустой на необходимые вещества и полный токсичными. И не удивительно, что раньше СПИДом болели только закоренелые наркоманы, а сейчас влипают вполне нормальные люди - регулярная токсическая нагрузка обычного человека приблизилась стараниями пищепрома и Минздрава, признающего яды в пище нормой и прогнувшегося целиком и полностью под финансовые интересы, к нагрузке наркопотребителя с хорошим стажем. Надолго ли хватит запасов организма у каждого? Сегодня у соседа закончился этот запас, а завтра он может закончиться у тебя и тот факт, что ты не пьяница и не асоциал никак тебя не страхует. Ведь пустая на витамины, минералы и аминокислоты, но богатая на пестициды, гербициды, цианиды, стабилизаторы и прочий мусор пища это "безопасно" с лёгкой руки тех, кто сложил к себе в карман награду за признание это безопасным. Единственный выход - домашние продукты с небольших хозяйств.

Диета для повышения уровня восстановленного глутатиона.

Сразу хочу отметить, что из перечисленных здесь продуктов, добавок и прочего, следует употреблять лишь те, на которые нет аллергии и отсутствует индивидуальная непереносимость. Это необходимо проверять сначала с помощью разового употребления в небольших количествах. Но начнём мы с того, что есть, пить и делать  категорически не следует, если Ваша цель - повысить уровень восстановленного глутатиона.

1. Курение. Создаёт лишнюю токсическую нагрузку смолами, окисью углерода - угарным газом, свинцом, создаёт лишний оксидативный стресс. Уничтожает антиоксидантные витамины, чем и расходует глутатион.

2. Наркотики - аналогично п.1, но токсические вещества другие.

3. Магазинное пиво. Содержит слишком много консервантов для продления срока хранения. Алкоголь в пиво часто добавляется извне, как в креплёных винах, повышая биодоступность химических консервантов.

4. Алкоголь как таковой желательно не употреблять. А если и употреблять, то в количестве не более 40 граммов в пересчёте на чистый спирт за неделю. Это примерно равняется 100г водки или коньяка, двум бокалам вина.

5. Не жевать жевачки. Содержащийся в них набор химикатов создаёт лишнюю токсическую нагрузку, сами жевательные движения при отсутствии поступления пищи  разрегулируют деятельность ЖКТ.

6. Как можно осторожнее со сладостями! Рафинированные продукты вообще и содержащие рафинированный сахар в частности, создают большой расход витаминов, в т.ч и антиоксидантного действия, что способствует перерасходу глутатиона со всеми вытекающими последствиями.

7. Рафинированные продукты (макароны, попкорны, белый и даже чёрный хлеб, хлебобулочные изделия, быстрая еда). Всё это лишено витаминов и аминокислот, а лишь даёт калории за счёт углеводов, повторяя эффекты сахара. Современные термофильные дрожжи, которые используются в хлебобулочной промышленности, являются ГМО и канцерогенами и нарушают состав кишечной флоры.

8. Продукты, содержащие Е добавки. Особенно опасны Е100-199, Е339, Е400-460, Е500-599, Е600-699. Средней опасности Е200-299. Терпимые Е1400-1500. Немалым образом преуспели в химии магазинные мясные изделия, колбасы, сосиски, полуфабрикаты и  кондитерские изделия. Лишняя токсическая нагрузка (причём от некоторых весьма ощутимая), за исключением помещённых в раздел терпимых.

9. Продукты из сырья, содержащего ГМО. Мутагенное действие. Употребление должно быть прекращено или сведено к минимуму.

10. Беспорядочная половая жизнь, смена партнёров - лишний приток микроорганизмов, падение местного иммунитета. Презервативы лишь маскируют эти эффекты, но 100%-ой защиты не обеспечивают.

 Теперь поговорим о том, что кушать и делать можно и нужно. Два самых главных продукта для правильной работы глутатионовой системы это белок молочной сыворотки и ядра кедровых орешков. Белок молочной сыворотки это порошковый протеин, бывает в виде концентрата ( КСБ - концентрат сывороточного белка в котором 80% чистого белка молочной сыворотки, а оставшиеся 20 это жиры, микроэлементы и лактоза) и изолята (ИСБ - изолят сывороточного белка, в котором чистого белка от 86 до 95%, а остальное всё те же жиры, лактоза и минеральные вещества). ИСБ дороже, но лучше подходит при непереносимости лактозы. Покупать следует у продавцов спортивного питания, в специализированных  магазинах, либо делать заказ в интернет-магазинах. Стоит брать только чистый, без вкусо-ароматических добавок продукт с натуральным вкусом. Чем хорош этот протеин? Начнём с того, что такое сыворотка. Это то, что остаётся после створаживания молока. Белки цельного молока на 80% состоят из казеина, створаживается, собственно говоря, эта фракция молочных белков. На сывороточные белки приходится лишь 20% от всех белков молока. Они в основном состоят из антител-иммуноглобулинов и по своей иммунной активности являются аналогом материнского молока или даже молозива. Белки сыворотки содержат иммуноглобулин (он же гамма-глобулин), лактоглобулин, альфа-лактоглобулин, лактоферрин и лактальбумин. Пептиды представлены и трипептидом глутатионом в том числе, причём не искусственно синтезированным, а природным. Что ещё более замечательно, так это то, что по количеству серосодержащих аминокислот этот белок один из лидеров, в нём много и метионина и цистеина, присутствует глицин в примерно одинаковом с цистеином количестве и очень много глутамина. Из этих аминокислот, поступающих с протеином, организм сам произведёт немало глутатиона, а иммунную систему значительно укрепят глобулины входящие в состав данного белка. Не занимающимся спортом его необходимо принимать трижды в день по 3 ст.ложки, растворяя водой, сывороткой, молоком. А спортсменам и людям тяжёлого физического труда сразу при пробуждении, перед тренировкой или тяжёлой работой, после тренировки (на перерыве в работе), и перед сном. Общий вес сухого порошка употребляемого за сутки колеблется от 1 до 2,5 грамма на 1 кг массы тела того, кто его принимает, в зависимости от состояния и физической активности. Всем принимающим этот протеин, полезно добавлять в него пробиотики: линекс, наринэ, лакто- и бифидумбактерин, Ветом и другие. Пробиотические микроорганизмы- одно из самых эффективных средств для иммунной системы - имеют прямое антагонистическое действие в отношении грибков и повышают синтез гамма-интерферона - вещества с выраженным противовирусным эффектом.
  Ядра кедровых орешков -  рекордсмены по содержанию метионина и цистеина, вит.В1, В3 и В6, биотина, полезных жиров. Вит. В6 превращает циркулирующий в крови и поступивший вместе с орешками метионин в цистеин. Эта реакция проявляется тем сильнее, чем выраженнее дефицит цистеина в печёночных депо. Но и это не всё, витамины, содержащиеся в орешках включают ферментный синтез глутатиона из цистеина сразу же, как только цистеин поступает в печень. Содержащийся же изначально в кедровых орешках и сывороточном протеине цистеин, попадая в тонкий кишечник, включает звенья регуляции, необходимые для восстановления GSSG глутатиона в GSH. Аналогичными свойствами в некоторой степени обладают белки куриных и перепелиных яиц, которые при хорошей переносимости и отсутствии противопоказаний  употреблять следует в как можно большем количестве. Самый эффективный яичный белок с биологической точки зрения это тот, который сварен "всмятку". У сваренных "вкрутую" и у жареных яиц, серосодержащие аминокислоты белка теряют активность и частично превращаются в просвете кишечника в сероводород, аммиак и другие вредные вещества, не имеющие способности повышать глутатион. К тому же, у свареных "вкрутую" и у жареных яиц теряет свою активность содержащийся в желтке природный альфа-токоферол (Вит. Е), который имеет очень важное значение для правильной работы глутатионовой системы. Сырые яйца тоже вредны, т.к в сыром виде яичный белок губительно действует на другой важный серосодержащий антиоксидант - биотин (вит. Н). Поэтому самым идеальным яйцом является яйцо "всмятку".
  Отличным, но вспомогательным средством, восстанавливающим глутатион, является  микроводоросль спирулина (Spirulina Platensis), входящий в её состав антиоксидант  фикоцианин и большие количества бета-каротина работают в тандеме с глутатионом GSH, разгружая систему и позволяя справляться с выведением цитотоксинов, а фикоцианин ещё и восстанавливает GSSG в GSH. Важные высокоактивные антиоксиданты (природный альфа-токоферол и хлорогеновая к-та, которая ещё активнее чем альфа-токоферол по своему антинксидантному действию) содержатся в сырых и пророщенных подсолнечных семечках. Также в этих семечках много аминокислоты лизина. Лизин - аминокислота с удивительным противогерпетическим эффектом. По своей химической структуре она похожа на аргинин, которым питаются вирионы герпесвирусов, и который они используют для своей репликации (размножения). Герпесвирусные вирионы с удовольствием заглатывают наживку в виде лизина. Но свойств аргинина у него нет и вирионы герпеса не могут размножиться, да и своё существование продолжить тоже. В итоге они массово погибают. Лизина много в проросших и просто сырых семечках подсолнечника, гречке, сывороточном протеине, кедровых орешках, белке яиц.
  Следует держать в тонусе свои мышцы, не переусердствовать с физической нагрузкой, но и не лежать круглые сутки на диване. Дозированные тренировки с постепенным возрастанием нагрузки необходимы, они помогают организму создать резервы антиоксидантов, в т.ч и глутатиона.

   Эдуард Шумлинский